О путешествии Нильса Хольгерссона

“Удивительное путешествие Нильса Хольгерссона”. Это хорошая книга.

volpoiul-smirrefara-text

Как и любой роман-путешествие there and back again, она начинается с того, что герою приходится оставить всё привычное и выйти за пределы своей прежней жизни – буквально, вылететь. В суматохе, верхом на гусе.

Главному герою Нильсу, сыну торпаря, тринадцать, он учится лишь из подчинения, подчиняется из страха, жесток с теми, кто слабее его. Ходит вальяжно, тянет слова, глаза всегда сонные.
Однажды ему взбрело в голову подшутить над домовым. Тут надо понимать. Домовой – это не кошке на хвост привязать консервную банку. Домовой превращает Нильса в крошечного человечка и исчезает, бросив его на произвол судьбы. Нильс поначалу плохо соображает, что произошло, его путешествие начинается в неразберихе и спешке. Вместе с домашним гусаком Мортеном, который из гордости решил присоединиться к стае диких гусей на пути в Лапландию и тронулся в свой путь, Нильс покидает торп. Маленький, беспомощный, не принадлежащий ни к миру людей, ни к миру животных, Нильс – путешественник не по своей воле.

Кржижановский вот пишет, что герой романа-путешствия должен быть простой, психологически неизменной фигурой, движимой единственным желанием – желанием “настигнуть горизонт, наступить на его вечно уходящую в даль черту”, но история Нильса – не тот случай. Он не из тех странников, которые преследуют дали в рассудительной и томительной погоне за вечностью, давая автору возможность погружаться в описания окрестностей. Тут отправной точкой служит как раз то, что он перестал быть неизменным, он уже меняется – и из большого становится маленьким, из сильного – слабым, из прежнего – новым. Ему предстоит дорога домой. Такой вот квест: стоит ему выйти за порог, как начинается история его возвращения; она же – история его взросления, где каждый шаг приближает Нильса к Нильсу и делает его чуть выше ростом, хотя, чтобы изменения стали заметны, потребуется немало времени. Движение – на север, а затем на юг, по горизонтали и при этом высоко над землёй.  Но тяга, которая действует в романе, это не притяжение пути, пространства, передвижения как такового; это – дорога к себе самому, единственной необходимой цели. Нильс никогда больше не будет сонным.

nils-ganz-klein

Когда путешествие выходит за городские ворота, когда стая поднимается в воздух, одним из главных героев становится пространство как таковое. Лагерлёф точна: Швеция. Это Швеция с юга на север и с севера на юг. Архитектонику романа нельзя назвать вялой – это не дорожные заметки и не оригинальный путевой дневник. Пока стая совершает перелёт за перелётом, Лагерлёф заводит череду сказок о Швеции, перемежая их с приключениями главного героя. Историй много. Ей удаётся – своеобразно, необычно, пристрастно – описать каждую провинцию Швеции, более того – каждую реку, равнину, горушку или озеро. Сюжеты, в центре которых Нильс, это проза, сказки – поэзия. Рассказанная простым языком детей и простым языком любви, полная высокого пафоса, тоски и гордости, торжественная и нежная. Если Швеция заслуживает песни о ней, то – именно такой.

Роман пути должен быть “воображаемым странствием, но по настоящей земле” –  именно таким странствием и является эта книжка. История Нильса и Мортена – роман о поиске, о психологических изменениях, о своей природе и встрече с самим собой; песни о Швеции – эпос, роман пути, воображаемое странствие; история Осы-пастушки – трагическое приключение, полное опасностей, потерь и незаметных подвигов, история о сильной девочке, а за ней стоят ещё несколько характерных историй о честности и о том, как важно быть верным самому себе. Сюда же Лагерлёф включает трогательную литературную игру и иронический автопортрет, когда в одной из последних глав некая писательница (или учительница) помогает Нильсу отбиться от совы.

Сказки действительно незабываемые. В них великаны швыряют в море скалы – так рождаются острова и шхеры; бедная провинция пускается в путь с котомкой, словно далекарлийская девушка, уходящая на заработки; Тор вертит мельничные жернова, на которых мелет вместо зерна известняк и сланец; реки соревнуются, кто быстрее придёт к морю. Как здорово должно быть стране, которую так любят. (Сокращать или пересказывать такую книгу – маленькое культурное преступление, I suppose).

Книга заканчивается не песней и даже не перекличкой гусиной стаи. Обычно они кричат – “я здесь! а где ты? я здесь! а где ты?” – утверждая своё собственное существование и одновременно подчёркивая его связь с другим, с другими, со всем вообще, острую необходимость ответа. Но в тот год, когда всё происходило, одна стая гусей, покидая берега провинции Сконе, молча летела вперед. Нильс стал человеком и его путешествие закончилось. Вack again чаще всего оказывается не таким, каким ты его ожидал. Став собой, можно легко превратиться в чужака там, откуда ты тронулся в путь. Это значит: однажды начавшись, путешествие никогда не может закончиться. Больше не будет возвращений, только остановки. Больше не будет возвращений, потому что их вообще не существует: если пространство ещё, кажется, позволяет нам движение вспять, то время – не позволяет. Нильс провожает стаю, стоя на земле неподалеку от деревушки Смюге, и эта книга заканчивается молчанием.

P.S. Однажды я была в Смюге и там страшенный ветер, но в тот день, когда Нильс вернулся домой, ветра не было и поэтому это был отличный день для перелёта.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s